Тайны русского народного танца

Современный городской житель убеждён, что его прабабушки и прадедушки, живя простой жизнью в деревне, были недалёкими и примитивными людьми. Но откуда тогда в незатейливых с виду народных танцах такое душевное богатство, гармония с окружающим миром и недосягаемая для нас глубина?

О традиционном русском народном танце и о культуре движения в частности пишут сейчас довольно часто. Но мне хотелось бы поделиться своим личным опытом, проанализировав 15 лет работы в этом направлении, основываясь на экспедиционных материалах...

Попала я в свою первую фольклорную экспедицию на Псковскую землю в заброшенные хутора, в далёкие деревушки к древним бабушкам и дедушкам, хранителям «живой» старины. И вот тут-то всё в моей душе перевернулось. Я попала совсем в иной мир, где всё по-другому. Где поют и говорят, мыслят и живут иначе, чем в городе.

Тогда, я помню, совсем запуталась. Мне было непонятно, почему, отдав всю свою жизнь танцу и учась этому с утра до вечера, я не могу встать с бабушками в круг и сплясать также, как они. Хотя все движения очень просты (и по мнению моих коллег даже примитивны). И тогда я поняла, что это вообще нельзя назвать движениями, т.е. их нельзя вычленить из главного. А главное – это состояние, в котором человек находится, когда поёт и танцует. ...

Первоначально танец, как вершина психического и физического состояния, в любой древней культуре был обращён к Богу, к природе, и нёс ритуальный смысл. Т.е. человек или группа людей была как центральное звено в неразрывной цепи между небом и землёй. Подтверждение этому я нахожу и в наши дни, наблюдая, к примеру, как водятся курские «карагоды», поморские «столбы» или псковский «кружок». Когда начинает звучать музыка, либо песня, либо просто ритм, человек через этот ритм попадает в особое состояние, где он ощущает связь и с небом, и с «корнями», и вообще со всем окружающим (через свою душу).

Если я говорю о «корнях», то имею в виду ту силу, которая исходит от Земли нашей. И если я говорю о «небе», то имею в виду Русь святую, которая находится над землёю русской и сохраняет в себе всё благое, что накоплено нашими предками за многие тысячелетия (для многих это мистика, а для меня это реальные ощущения).

И особенно в древних песнях, плясках происходит такая связь. Она ощущается как некая очищающая сила. Так, например, на Вологодчине рассказывают плясуны: «Пляшешь и волосы дыбом встают, а ты как летишь». Можно называть это по-разному. Но речь идёт о вполне реальных ощущениях, очень тесно связанных с силой русского духа.

Правда, такой связи не происходит, если человек закомплексован, т.к. «каналы», по которым течёт эта жизненная сила, у него перекрыты. И человек ничего подобного не испытывает.

Как это ни странно, чаще всего это состояние не получается у тех, кто получил всевозможные высшие специальные образования. Они у каждого свои. Кто-то всё воспринимает через ум, а кто-то через тело. Некоторые во всём видят энергетику, а здесь и до магии недалеко: ведь если энергетика неодухотворена, то она будет разрушающей...

А причина в том, что и восприятие, и самовыражение должны происходить именно через душу, т.к. это есть центр человека. И тогда всё становится гармоничным.

Правда, часто встречаются люди, которые просят объяснить такое восприятие — «через душу». И, к сожалению, многие даже не понимают о чём идёт речь. Они ни разу не ощущали тепла своей души. Душа закрыта. А это уже яркий показатель того, насколько мы со своим техническим прогрессом далеко ушли от природы и от наших предков.

Когда мы танцуем наши пляски или поём русские песни, через нас порою начинает протекать необыкновенная сила. И вот тут сразу видно, кто творит, а кто разрушает. Особенно ярко это проявляется на древних формах, например, «ломание» или пляски «под драку». Я видела ломание в Псковской области. Когда деды были уже в самом разгаре, то было очевидно, как от одного из них исходит свет и сила, а от другого – сильная агрессия. Даже стоять рядом с ним было просто страшно. Чувствуя это, бабушки запели частушки игроку, чтобы тот поскорее заканчивал, говоря при этом: «Хватит! А то покалечит кого, он в Бога–то никогда не веровал».

А теперь я попробую обобщить сказанное и сформулировать первый принцип:

1. Чтобы человек мог пропустить через себя то, что исходит от наших корней и ощутить это особое состояние, он должен быть открытым, т.е. свободным во всех смыслах, и эмоционально, и физически, и энергетически, и мысленно, и нравственно, а главное – духовно.

Вот один из примеров того, как наших детей уже с детства закомплексовывают и прививают им неестественную координацию во всевозможных танцевальных кружках, балетных студиях и многочисленных спортивных секциях.

Возьмём конкретно постановку корпуса при академическом обучении: «Колени выпрямлены, ягодичные мышцы подобраны: живот втянут, плечи опущены, шея вытянута...» Одним словом – полный зажим, т.к. энергия уже не может свободно циркулировать по нашему телу. В результате, человек по всем «каналам» и основным «энергетическим центрам» перекрыт, а значит танцует или, лучше сказать, двигается, искусственно, за счёт своих сил. И уже не сможет ощутить того, что исходит от земли, неба, солнца, воды. Хотя именно в танце можно общаться с окружающей природой, не говоря уже о древних танцах.

Но вернёмся к постановке корпуса. Что об этом говорят деревенские исполнители? «Стой, девка, свободно. Расти вверх. Колени тож свободные, не сгибай и не втягивай. И как бы стакан на голову поставь с водой. Это совсем хорошо. Выбивае и не топчется на ней ничего. А руки? Ты с руками как лятишь...» (Белгородская обл.).

И вы попробуйте походить со стаканом на голове. Сразу же все на месте: и осанка, и спина, и живот — при этом внутренняя свобода.

Я помню в свое время для меня была просто открытием курская пляска "Тимоня". Нас, правда, с подругой Надеждой Петровой бабушки и не сразу пустили. Посадили смотреть...

После этого мы плясали часа два вместе с ними не уставая, без всякого напряжения и даже, наоборот, отдыхая душой. После я поняла, почему, глядя на выступления большинства наших танцоров-профессионалов, я устаю. Это от того, что внутри исполнителей происходит постоянная работа, порой переходящая в сильное внутреннее напряжение, от того, что тело находится все время в зажатом, рабочем состоянии. А оно должно быть свободным. Быть свободным — это не значит быть все время расслабленным. И вот здесь мы подходим к другому, принципу:

2. Любое движение должно происходить как импульс-расслабление. Объяснить это сложно. Лучше один раз показать. Но суть заключается в следующем. Человек находится в свободном состоянии. Импульс рождается в солнечном сплетении и мгновенно распространяется по всему телу. Далее следует расслабление и т.д. Но над всем этим можно и не задумываться, т.к. импульсы посылает нам мелодия, либо просто ритм. И нужно настолько гармонично сливаться с ритмом, чтобы он жил внутри нас. Кстати, этот принцип "ритма" присутствует во всем. Вдох — выдох. День — ночь. И во всем этом прослеживается толчок и отдых. Правда, это уже тонкости для специалистов, но, как ни странно, такой сложной техникой владеют деревенские жители, особенно пожилые люди. А ритмичность такая, что нам и не снилось!

Не могу упомянуть такую очень важную, правда чисто техническую деталь. Это почти везде ощущение слабой доли. Так, например, в хороводах мы ходим на сильную долю (акцентируем) на "раз", а в деревне чаще всего — на "два", т.е. на слабую. Оттого они плывут и связывают мелодию, а мы маршируем и разрубаем.

То же самое в плясках. Кажется такая мелочь — смещение акцента с сильной доли на слабую — но это уже совсем другая музыка и другая пляска (пользуясь терминологией джаза, возникает "свинг"). Все это говорит о том, что если мы живем, не отрываясь от природы, в соответствии с её законами, то и в джазе, и в африканских плясках, и в курской "Тимоне" принципы будут одни и те же.Теперь об импровизации.

3. При всем своем желании я не смогла вспомнить ни одного исполнителя в деревне, который бы не импровизировал. И наоборот. Среди хореографов — профессионалов это редкость. А ведь именно через импровизацию раскрывается индивидуальностьчеловека, его душа. Здесь самое время вспомнить наши псевдофольклорные праздники "плясуна", где через сцену проходят сотни танцоров и все — на одно лицо (поверьте, не хочу никого обвинять, хочу лишь объяснить). ... Эмоции эти, однако, очень однотипны. Под лирическую мелодию — у всех одинаковая грусть, под пляску — одинаковая радость. И уже трудно отойти от этих штампов, углубиться внутрь себя, получить удовольствие от простого движения, "попасть в маятник".

А особенно трудно при академическом обучении получить удовольствие от общения с человеком, который танцует с тобой (в деревне без общения и пляски нет). А раз в душе пустота, то необходимы различные зрелищные эффекты, всевозможные трюки и всякие "динамичные" фигуры, которые для глаз, возможно, интересны, но душу не греют. А посему каждому — свой выбор.

4. После многочисленных расспросов про старину очень захотелось прожить весь год так, как проживали его раньше: со всеми постами, церковными и народными праздниками. А, прожив это, приходишь к выводу, что всему свое время. И это уже другой принцип — своевременности (так как в фольклор играть нельзя).

К примеру, в Поморье прошу бабушку спеть песню "Расцвели да повяли цветочки", а она мне: "Вот осенью приедешь, тогда и спою про повядшие цветочки". Или на Псковщине: "Бабушка, спойте, пожалуйста, масленку! — А ты, милая, в масленицу приезжай". И начинаешь понимать, что для них это не игра, а жизнь. Поэтому-то масленицу интересно праздновать на масляной неделе... и на живой вечерине сидеть гораздо интереснее, чем на сцене. А если говорить о фольклорных праздниках, то их лучше всего приурочивать к каким-либо большим календарным праздникам, либо к ярмаркам, чтобы царил дух всеобщего веселья. Но, к сожалению, вспоминаются неудачные фольклорные фестивали, особенно если на них нет подлинных исполнителей. Порой такие фестивали могут наносить даже вред самим участникам, т.к. иногда возникает стремление быть лучше других, стремление понравиться, а не получить удовольствие...

5. Как это ни странно, а для некоторых, может быть, даже парадоксально, радость и удовольствие у народных исполнителей в танце или песне — это не эмоциональная взвинченность и не "психическая атака", как это сейчас нередко случается с фольклорными ансамблями, а внутренний свет и душевное спокойствие, даже когда это очень громкое исполнение.

А чтобы этому научиться, нужно живое общение. И это уже новый принцип —принцип живой передачи от исполнителя к исполнителю. По нотам или описаниям танцев эта "живая сила" не передается. Хотя человек, который знает традицию, вполне может оживить песню по нотам или танец по записи.

Говоря об этом принципе, не могу не затронуть очень больную проблему — общение с исполнителями в деревне. Они порой очень справедливо отзываются о нас: "Ходят тут, спрашивают. Они за это деньги получают, а мы им — пой". Значит не оставили эти "фольклористы" душевного тепла после себя. А ведь нужно, как известно, не только брать, но и отдавать... Мы стараемся давать концерты, помогать по хозяйству, писать письма, и мы в ответе за каждую встречу, за каждую поездку.

6.Шестой принцип я бы назвала принципом органичности и целостности восприятия.

Невозможно заниматься только танцами и не петь или, по крайней мере, не испытывать интереса к песне. Невозможно петь только частушки и не слушать былин, баллад, духовных песен. Не должно быть вычленения чего-то одного из общего. И как яркий пример тому — таланливые исполнители, которые очень часто сочетают в себе способности певца, плясуна, игрока, сказочника и даже ремесленника. Здесь, однако, возникает проблема обработки. Возникла она, возможно, еще в прошлом веке. Если за обработку берется какой-либо композитор или балетмейстер, воспитанный в самом лучшем академическом стиле и не знающий традиции, то он прежде всего губит мелодию.

Я бы сказала так, что фольклор — это музыка земли. И через эту музыку от земли исходят токи, которые тревожат наши души и мы не можем оставаться равнодушными, слушая её. Но стоит изменить одну — две ноты не в соответствии с традицией (скажем, для красоты) — и сердце наше молчит. Мелодия умирает. Так, например, под "Камаринскую", обработанную по всем классическим канонам, мне никогда плясать не хотелось.

7. Следующий (седьмой) принцип вытекает из предыдущего: человек должен вырасти на традиции.

Творчество, не связанное с традиционной культурой, зависит от личности. Уходит с арены талантливая личность и вместе с ней как бы угасает этот жанр. Такое творчество может передаваться только от таланта к. таланту. А вот фольклор, в отличие от академических законов, обладает живой передачей. Он может передаваться от всех всем, из поколения в поколение. Он в наших генах. И, если мы хотим хотя бы приблизиться к нашим традициям, мы должны «насмотреться и наслушаться», были бы желание и упорство, а со временем навыки и уверенность придут обязательно. Кому-то нужно много времени, кому-то мало, а в ком-то — все уже готово. Лишь бы человек не стоял на месте, постоянно развивался. ...

Очень важно, чтобы не был потерян самый ранний возраст, чтобы ребенок с младенчества и до 10 лет приобщался к родным истокам, иначе будет поздно, т.к. теряется потребность в естественном самовыражении в песнях, плясках и даже играх. Теряется потребность в общении друг с другом. Вот почему именно в детском возрасте необходимо погружение в глубину народных традиций.

Это формирует силу духа человека. И какую бы профессию не выбрали наши ребята, в них уже сейчас видно личностное, не "технарское", а творческое восприятие жизни. И, я уверена, что каким бы делом они ни занимались, подходить к этому делу они будут творчески.

Галина Владимировна Емельянова, ведущий этнохореограф России,

руководитель фольклорно-этнографического ансамбля «Китеж»,

человек у которого за спиной более 30 лет фольклорных экспедиций.

Духовное пение старой Руси

Все время, пока я был у офеней, я все хотел найти то, на что настроился, и в результате просмотрел многое из того, что мне предлагали. Вот так произошло и с их пением. Поют себе старички и поют. А у меня с детства вместо слуха лишь страх петь. А когда эти проблемы снялись, было уже поздно. И вот теперь нам на новой Тропе приходится все восстанавливать по крохам. Мы сумели разыскать многие из их песен. Впрочем, в их репертуаре было не так уж много особенных песен. Они пели любые песни, которые пелись. Гораздо специфичнее была их манера исполнения. Она-то и есть главная тема этой статьи.

Свое пение мои старички называли Духовным. Я долго не обращал внимания на то, как они пели. Для меня это был своего рода фольклорный довесок к "настоящему", которое я хотел найти. Но однажды летом 1989 года в одной деревушке Ковровского района мне удалось собрать вместе сразу троих, причем одну бабушку, тетю Шуру, я приволок на удачно подвернувшейся машине аж из Савинского района. В какой-то момент они решили спеть на три голоса, "как раньше", но сначала как бы распевались. Благодаря этому я впервые имел возможность не только услышать их "духовное пение", но и увидеть саму систему входа в состояние такого пения. Они запели какую-то народную свадебную песню, которую я пока еще больше нигде не встречал.

. . .

Впервые за шесть лет я услышал, как они поют. Их голоса вдруг начали сливаться, причем, вначале слились каким-то странным образом голоса тети Кати и Похани, хотя я не могу объяснить, что значит для меня "слились". Но другого слова я найти не могу. Тети Шурин же голос, хоть и красивый, несколько дисгармонировал на фоне их совместного звучания. Потом вдруг что-то произошло, и он словно впрыгнул внутрь их совмещенного голоса и слился с ним. Какое-то время их совместное звучание осознавалось мною как слившиеся голоса, но произошел еще один переход, и общее звучание-голос словно отделилось от них и зазвучало само по себе, будто над столом, вокруг которого они сидели, появилось самостоятельно поющее пространство!..

У меня в теле началась мелкая дрожь, словно я трудился до изнеможения на голодный желудок, в глазах начало плыть. Изменились очертания избы, лица у стариков начали меняться, становились то очень молодыми, то жуткими, то просто другими. Я помню, что ко мне из кромешной тьмы пришли несколько раз очень важные для меня воспоминания, но это было почему-то страшно и больно, и я вдруг заметил, что боюсь глядеть на певцов. Я сумел выдержать это состояние только потому, что уже испытывал подобные раньше, при учебе у других стариков. Многие исследователи писали о том, что народная песня магична, но подразумевалось при этом, что она использовалась в магических обрядах. Это верно, но поверхностно. Народная песня - не только сопровождение обряда, она и воздействие. Она одно из магических орудий первобытного человека.

Песня закончилась. Они еще сидели какое-то время, молча улыбаясь, словно чего-то пережидая. И действительно, через некоторое время то ли мое состояние, то ли состояние пространства стало возвращаться к обычному: сначала вернулись на место обои на стенах, потом исчезли, точно растаяли у меня на глазах мои странные воспоминания, и я не смог их удержать... А Поханя сказал:

- Вот, совместились...- и велел подавать чаю.

- Ну вы дали!- не выдержал я.

Они засмеялись, и тетя Катя объяснила мне, накрывая на стол:

- Это еще не песня. Это совместное пение... храмовое! А мы тебе просто споем, на голоса.

На вопрос, почему она это пение назвала храмовым, она ответила:

- В Храме так петь надо. Некоторые песни... Я тут же попытался выяснить, в каком храме:

- В христианском? В церкви?

- Не знаю...- с недоумением ответила тетя Катя.- В каком же еще? Мы иногда в церкви так пели... Где ж еще?.. Иногда на гулянье...

А Поханя добавил, засмеявшись:

- Это они так баловали девками. Соберутся так-то компанией девок и пойдут на службу в церковь. Там как запоют, они и подхватят, да переведут на себя! Все и поплывет в храме, головы кружатся! Мы специально парнями, кто понимал, смотреть ходили... Никто не понимает, чего они делают, а они довольны. Идут, хахалятся! Их любили, просили петь...

- Нас все время просили,- подтвердила тетя Катя.- И батюшке нравилось. Мы как придем в церкву, он сам подзовет Лушку, чаще всех Лушку звал, помнишь, Шур?

- Совсем не помню,- ответила тетя Шура.- Разве Лушку? Полюшку, поди?

- Да Лушку, Лушку! И меня было подзывал, и прямо прикажет: чтобы пели сегодня! Мы и поем, нам чего - молодые девчонки! Храм иной раз пропадет...

- Как пропадет?- мне почему-то вспомнилась тьма, из которой приходили стершиеся воспоминания, и я в этот момент осознал, что не скажи тетя Катя слов про пропадающий храм, я бы и тьму эту никогда больше не вспомнил.

- Так...- странно ответила она.- Плывет, плывет все... стены исчезнут потом... как тьма наступит... Люди из глаз исчезать начинают, у батюшки лики пойдут... Некоторые падали, другие молются про себя, ничего не видят... в молитве...

- Да, да!- подхватила вдруг тетя Шура.- Батюшка потом все про Страшный суд рассказывал!

- Вот ты оттого и петь боишься,- неожиданно сказал ей Поханя...

А. Андреев "Мир Тропы. Очерки русской этнопсихологии.", фрагмент
 

Как бороться со злом?

 

В недавней статье Тайны русского народного танца шла речь о психотехниках русского народа в казалось бы простых танцах и песнях. Наш постоянный читатель]]> Анатолий Русанов прислал ещё одно подобное свидетельство]]>, которое попало ему в руки при подготовке к изданию книги Н. А. Примерова «ГАРМОНИСТЫ РОССИИ».

Из журнала Геннадия Заволокина «Играй, гармонь»:

Русская психическая атака по гармонь в годы Великой Отечественной войны

Во время Великой Отечественной войны были случаи русской психической атаки. Вот как о ней рассказывают очевидцы: “Полк поднимался во весь рост. С одного фланга шел гармонист, играя или вологодские переборы «Под драку», или тверскую «Бузу». С другого фланга шел другой гармонист, играя уральскую «Мамочку». А по центру шли молоденькие красивые санитарки, помахивая платочками, и весь полк издавал при этом традиционное мычание или хорканье, какое обычно издают плясуны, когда дело движется к драке, для устрашения противника. После такой психической атаки немцев можно было брать в окопах голыми руками, они были на грани умственного помешательства.  

А. К. Ехалов, г. Вологда. Журнал «Играй, гармонь», 2002 г., № 9

Некоторым может показаться, что этот случай представляет пример мягкотелой философии непротивления злу, однако это не так. Вопрос о методах борьбы со злом, при которых не превращаешься в него сам, очень важен.

Уже стал риторическим вопрос, почему в самой большой в мире и самой богатой ресурсами стране люди живут, мягко говоря, не самым лучшим образом, как в колонии. Александр Безпалов обратил внимание на несколько интересных фактов:

Почему русские такие нищие и как с этим бороться?

Самый популярный алкогольный напиток в нашей стране - пиво. Почти 90% пива продаваемого в России производится иностранными компаниями, крупнейшая из них "Балтика", которая производит около 40% российского пива. Принадлежит она трем скандинавским странам: Норвегии, Швеции и Финляндии. Самый большой завод этой компании стоит в России.

На втором месте по объему производства пива (около 20%) находится САН ИнБев (Клинское)- российское подразделение бельгийской пивоваренной корпорации AB InBev.

На третьем месте у нас популярная торговая марка турецкого пива - Efes Pilsener, принадлежащая лидеру турецкого рынка пива — корпорации Anadolu Efes.

На четвертом нидерландская пивоваренная компания Heineken, контролирующая 15% российского рынка.

Пятое место разделили Золотая бочка и Велкопоповицкий Козел, принадлежащие британской пивоваренной компании SABMiller (South African Breweries — Miller), второй по величине пивоваренная компания в мире.

С вином практически та же самая ситуация. У нас одна винодельческая республика - Краснодарский край. Поэтому большая часть вина продаваемого в России находится за пределами страны. Водку делают частники. Поэтому выручка с ее продаж тоже уходит из страны.

Теперь Вы представляете, куда уходят деньги от продажи алкоголя в России?

Для полноты картины пробежимся по нескольким фактам о табаке. 90% продаваемой табачной продукции в нашей стране принадлежит зарубежным кампаниям.

Кстати, популярные сигареты с русскими названиями тоже принадлежат не нам. Например, Золотой Явой владеет British American Tobacco, а "Петр I" и "Русский стиль" японской компании Japan Tobacco International.

Это очень выгодный бизнес. Себестоимость дорогих и дешевых марок сигарет одинаковая, а вот цена самих сигарет разная. Выручка, которую имеют поставщики, превышает начальную стоимость этого товара минимум 2 раза.

Каждый день наша страна несет колоссальные убытки. Вы только представьте, средства потраченные на обогащение зарубежья, мы могли бы использовать в нужном русле. По сути, покупая алкоголь и табак, мы воруем сами у себя. Так построена система, но мы можем это исправить. Знаете как?

Если хотите лучшей жизни, то не нужно ничего покупать у оккупантов.

Индия, будучи английской колонией, показала хороший пример. Англичане полностью владели экономикой Индии. Индийцы жили бедно. В Индии появился Махатма Ганди. Он обратился в 360 млн соотечественников с вопросом: Вам нравится жить, как Вы живете?

Ему ответили, - нет. Как нам может нравится, если англичане владеют всей индийской экономикой. Мы должны что-то делать. А что делать мы не знаем. Как мы можем что-то изменить?

Махатма Ганди ответил: Каждый из нас должен принять решение ничего не покупать у оккупантов. Каждый индиец принял такое решение. Это называлось - Сатьяграха.

Сатьяграха

Ганди первым сел за ткацкий станок и начал делать себе одежду. Английские товары, которые уже были куплены, выносили на площади и публично сжигали.

Вторым этапом было решение перестать устраиваться к ним на работу.

У каждого индийца жившего в Индии должно сложиться впечатление, что англичан в Индии нет. Им удалось добиться этого эффекта!

Когда наследный принц приехал в гости, никто не вышел его встречать. Сами англичане сначала посмеивались, а спустя несколько лет были вынуждены уехать из Индии. Так Индия без единого выстрела стала свободной страной. Их успехом стало решение КАЖДОГО индийца ничего не покупать.

Если Вы хотите, чтобы выжили Ваши дети, если Вы хотите жить в трезвой стране со своими жителями, а не с иностранцами, то наша с Вами задача принять твердое решение ничего не покупать.

Нужно держать свое тело в чистоте не только в химическом смысле (табак, алкоголь, наркотики), но и беречь свое сознание от чепухи, которая туда проникает. Для этого нужно избавиться от иллюзий и самообмана. Хватит ли у Вас силы воли принять такое решение?

]]>Источник]]>

 

Нецензурные и оскорбительные комментарии удаляются.
Если не воспроизводится видео, не работает ссылка, просьба сообщить в комментарии под статьёй.